Управлять фондом — терять свободу. Фонд Герчика

Управлять фондом — терять свободу. Фонд Герчика

Александр Герчик прошел путь от таксиста до партнера в инвестиционной компании

РЕЗЮМЕ

1971 Родился

1989 Окончил Одесский механико-технологический техникум

1992 Окончил Одесский институт пищевой промышленности

1993-1995 PACE University USA

1996-2003 Worldco

С 2003 — Hold Brothers

Александр Герчик родился в Одессе, там же окончил школу и пищевой техникум, в 1993 году переехал в Нью-Йорк, где работал таксистом, в 1996 году получил лицензию фондового брокера и устроился на соответствующую должность в компанию Worldco, а в 2003-м стал управляющим партнером в Hold Brothers. В последнее время Александр часто бывает в России, здесь он учит студентов трейдингу.
Технология торговли нефтью
— Когда я работал таксистом, у меня было много постоянных клиентов с Нью-Йоркской фондовой биржи,- рассказывает Александр.- Один из них посоветовал мне попробовать свои силы в трейдинге. В 1996 году я пошел на четырехмесячные брокерские курсы и получил лицензию.

Там очень тяжелый экзамен, один из самых сложных. За семь часов надо ответить на 250 вопросов. Мой английский язык тогда был еще плохой, я ведь его уже в США осваивал. Пришлось выучить наизусть учебник. Учебные пособия могли помочь сдать экзамен, но мало спасали в реальной работе на бирже.

— Мне не у кого было учиться, в середине 1990-х годов трейдинг только зарождался, и было мало людей, которые действительно в нем разбирались. Вот я, например, поначалу неправильно выбрал стиль работы. Есть такая техника: поднятие с низов (bottom picking). Я думал, что если акция упала вниз на $3, то потом она может отскочить и подняться на $1.

И особо не вдавался в детали, поверил в это и проиграл. Это уже потом мне объяснили, что акция вовсе не обязана отскакивать. И я бы долго мучился, если бы мне не помог коллега-японец. Он сказал: «Научись не терять, а заработки сами придут». Этим советом он сэкономил мне несколько лет обучения на собственных ошибках. И заработки действительно пришли, хотя поначалу потери, конечно же, были. Они неизбежны.

30 графиков в минуту

Первое время Александр работал в небольшой брокерской компании, где постигал основы дейтрейдинга — торговли акциями в течение одной сессии.

— Я вставал в четыре утра, в 5.30 был уже на работе. У меня получалось обрабатывать огромное количество информации в день. Это было тяжело — плоских мониторов еще не было, старые экраны «жгли» глаза, после работы болела голова. Но буквально в первый год я вышел в плюс, хотя начинал с $400. Потом перешел в компанию Worldco, и к концу первого года у меня в управлении было уже несколько сот тысяч долларов. В США, если ты лицензированный брокер, тебе могут доверить достаточно крупные суммы.

— К какой цели вы стремились, играя на бирже?

— Я не хотел быть обычным трейдером, я хотел добиться успеха. Очень важно приучить себя обрабатывать огромное количество информации. Ты должен уметь извлекать нужные данные из множества графиков. Первое время я старался обрабатывать до 600 графиков каждый день, примерно 30 в минуту. И совершать 1 тыс. сделок в день.

Даже сейчас, когда Александр дает интервью, рядом с ним компьютер, подключенный к интернету, а там графики, графики, графики…

— Мы работаем с двумя видами графиков: дневным и пятиминутным. В последнем случае я смотрю на плавность движения акции, в первом — куда она может пойти и есть ли у нее потенциал. Если такового нет, то я даже не обращаю на нее внимания. Если акция нравится, то начинаю смотреть про нее новости.

— Что значит «нравится акция»?

— Это значит, что она подходит мне по всем параметрам. Эта та акция, которая на дневном графике показывает потенциал, на пятиминутном — чистоту и плавность движения. Это значит, что вы зашли в правильном месте и ваш риск минимален. Я всегда стараюсь зайти с минимальным риском и вытащить акцию максимально правильно.

— Сколько в вашем ремесле математики, а сколько — удачи?

— Это чистая математика, но чутье тоже очень важно. Я объясняю студентам, что надо торговать всеми акциями, которые тебе нравятся. Статистически доказано, что даже если человек исполняет всего 40% положительных сделок, то он будет зарабатывать деньги. Самое главное — дать прибылям расти и избежать потерь.

— Дей-трейдер — это командная профессия?

— Да, это скорее командная работа. Команде проще обрабатывать огромное количество информации. Хотя я знаю людей из других сфер бизнеса, которые в одиночку несколько раз в день на пять минут включают терминал и покупают пару акций. Тут все зависит от того, какие ставить перед собой цели и какие деньги стремиться зарабатывать.

Шесть лет Александр Герчик проработал в компании Worldco. Именно там он начал заниматься преподавательской деятельностью. Герчик брал под свою опеку молодых сотрудников и обучал их основам профессии.

— Проблема многих начинающих трейдеров — отсутствие цели. Они не знают, что хотят получить от биржи. Приходит человек и ставит план: хочу зарабатывать $5 тыс. в день. Так нельзя, торопиться некуда, нужно постепенно подниматься по лестнице дохода. Сначала зарабатывать по чуть-чуть и, главное, научиться не терять, то есть начинать со сделок, которые, может быть, не очень прибыльные, но точно не обернутся большими потерями.

В 2003 году вместе со своими учениками Александр перешел в компанию Hold Brothers.

— В Worldco я начинал обыкновенным трейдером, через два года стал работником №1 и потом три года держался в пятерке лучших трейдеров. В Hold Brothers я перешел управляющим партнером, теперь не только работаю на бирже, но и занимаюсь подбором персонала. Причем когда я пришел, компания была не в лучшей ситуации, и мне пришлось поработать антикризисным менеджером. В 2003 году у нас было 90 человек, сейчас — 700, это очень хорошие цифры для нашего сегмента.

Один из учеников Александра, ставший сотрудником московского офиса Hold Brothers, познакомил Герчика с руководством ITinvest — инвестиционной и брокерской компании, входящей в состав холдинга «Русские фонды».

— Мы затеяли совместный проект, сочетающий предоставление доступа на Нью-Йоркскую фондовую биржу с обучением будущих игроков. Теперь я наездами бываю в России.

Пик еще впереди

— Почему вы не работаете только на себя? При таком богатом трейдерском опыте вы могли бы заниматься исключительно своим капиталом.

— Я торгую только на себя, просто в США лицензированный трейдер, каковым я являюсь, может получить от фирмы дополнительное маржинальное кредитование внутри дня и не платить за это ничего, кроме комиссионных. Мне предлагают сейчас хорошие деньги в управление, примерно $50-100 млн, но я продолжаю думать, соглашаться или нет. Управлять фондом — это потеря свободы. Когда управляешь своими деньгами, то и ответственность только перед самим собой, а чужие инвестиции — это подотчетный бизнес. Когда-то я был брокером и управлял деньгами клиентов, поэтому знаю, что это такое. Ведь попадаются клиенты, которые звонят 20 раз в день, и ты обязан им ответить.

— Вы работаете только на американском рынке?

— Америка хороша тем, что это ликвидный рынок, мало подверженный колебаниям. Я пробовал работать на российском рынке, но не хочу себя ограничивать. На Нью-Йоркской фондовой бирже (NYSE) более 3 тыс. акций плюс NASDAQ и AMEX, так что выбор есть, и немаленький. На американских биржах есть акции, которые двигаются по 20-30% и больше внутри дня, и даже самый придирчивый трейдер найдет на что положить глаз. И все это против 20 российских акций, которые торгуются в США, причем здесь весь рынок привязан к нефти, даже акции телекоммуникационных компаний. Русский рынок может находиться в застое две недели, а американский движется каждый день.

— Вы отчитываетесь перед своими партнерами по итогам своей работы?

— Нет, абсолютно. Каждый выполняет свою работу, и в то же время мы все друг от друга зависим. Просто каждый из нас на своем месте, знает, что нужно делать и за что отвечать. Как партнер компании я отвечаю за группу трейдеров (риск-менеджмент и обучение) — занимаюсь их отбором, также в мои обязанности входит развитие более десяти наших представительств в Европе. Я уже очень много сделал для нашей фирмы, результаты налицо. Раз в месяц мы собираемся, вместе оцениваем результаты и обсуждаем планы и перспективы.

— Как выглядит ваш рабочий день?

— Очень просто. Я встаю, пью чай, 30 минут еду в машине на работу, в это время слушаю радио Bloomberg. Добравшись до офиса, начинаю отсматривать графики. Последние минут 40 до начала торгов уделяю новостям. Дальше начинаю торговать акциями. Рабочий день заканчивается в 16.00, сразу после закрытия торгов на Нью-Йоркской фондовой бирже. После работы еду домой и провожу время с семьей, перед сном час-полтора смотрю, что упустил за день. Во время отпуска никогда не подхожу к компьютеру. Мало того, перед отъездом непременно сбрасываю все долгоиграющие акции, чтобы спокойно отдохнуть.

— Вас не смущает постоянный стресс, в котором пребывают трейдеры?

— Конечно, смущает, но я по жизни оптимист и стараюсь находить моменты, которые меня радуют, например путешествия, шопинг с женой и другие мелочи. Очень люблю своих студентов, при первой возможности провожу время с ними. Радуюсь их радостям, переживаю их горести.

— Как вы видите свое будущее, ведь сейчас вы находитесь на пике своей карьеры?

— Пик еще впереди.

Прямая речь

  • Я каждый день анализировал все свои сделки, приходил на работу в пять часов утра и уходил в десять вечера.Компания, октябрь 2007
  • Когда я увидел первые деньги, то понял, что можно побеждать рынок. Это не казино.Компания, октябрь 2007
  • Я брал ребят с заработка $100 тыс. в год и поднимал их до $250-300 тыс. Я занимался с ними и смотрел, почему они не могут зарабатывать больше.Компания, октябрь 2007

29.01.2008


Понравилось? Расскажите друзьям:

Оцените статью:

Комментарии
Ответить с помощью Вконтакте:
Ответить с помощью Facebook:
Заказ обратного звонка